Обзор рынка нержавеющей стали: все находится в зависимости от Греции

Обзор рынка нержавеющей стали: все находится в зависимости от Греции

Малая страна на юге Европы, заложившая базу современной западной философии, науки да, по сути, и цивилизации, опять оказывает влияние на судьбы мира. Непостоянность в еврозоне, вызванная финансовыми неуввязками Греции впрямую затрагивает глобальные валютные потоки. Это, в свою очередь, отражается на рынке цветных металлов, в том числе и никеля — головного легирующего материала для нержавеющей стали.

Сравнение динамики цен нержавеющего проката на рынке Юго-Восточной Азии (рис. 1), являющемся сейчас локомотивом для мирового рынка, с котировками никеля (рис. 2) указывает высшую степень их взаимосвязанности. Это естественно, так как львиную долю себестоимости нержавейки сформировывает конкретно этот легирующий элемент. Перелом в динамике рынка нержавеющего проката во 2-ой половине февраля был реакцией производителей на соответственное изменение тренда никелевых котировок 2-мя неделями ранее.

Обзор рынка нержавеющей стали: все находится в зависимости от Греции

Рис. 1. Динамика цен на нержавеющую сталь марки 304 2В (08Х18Н10) на рынках ЮВА и ЕС

Обзор рынка нержавеющей стали: все находится в зависимости от Греции

Рис. 2. Динамика цен на никель (LME)

Обзор рынка нержавеющей стали: все находится в зависимости от Греции

Рис. 3. Динамика цен на горячекатаный тонкий прокат (ЮВА, CFR)

Этот перелом ознаменовал начало практически трехмесячного периода роста расценок, что, снова же, происходило практически синхронно с удорожанием никеля. Нужно сказать, что цены на нержавейку в Юго-Восточной Азии росли несколько более плавненько, чем можно было бы ждать, беря во внимание вклад никеля в себестоимость данного вида проката. Так, с февраля до высшей точки в апреле никель вырос на 9700 $/т, что, беря во внимание 10%-ое содержание его в нержавеющей стали 304 В2, должно дать повышение себестоимости на 970 $/т. Не считая того в обозначенный период наблюдался значимый рост расценок и на темный тонкий прокат (рис. 3). В итоге «чернометаллическая» составляющая себестоимости тонны нержавейки выросла как минимум на 150 $/т. Таким макаром, общее повышение себестоимости составило порядка 1100-1150 $/т в то время как цены на нержавейку в ЮВА выросли примерно на 900 $/т.

Разъяснение схожему отставанию кроется, видимо, в нраве ценовой динамики никеля — резкий обвал котировок в конце апреля на фоне более чем туманного грядущего денежных рынков вообщем и рынков цветных металлов а именно принудил производителей пересмотреть намеченное было увеличение цен на нержавейку.

Более впечатляющим был этой весной рост в Европе — на фоне давно ожидаемого реального роста спроса европейские производители осмелели и подняли свои цены существенно выше уровня ЮВА, чего ранее для себя не позволяли. Но и здесь начало мая выдалось депрессивным.

Происходящие сейчас на рынке действия как нельзя лучше демонстрируют досадную для производителей нержавейки зависимость от сиюминутных веяний денежных рынков, а не от реального спроса. Да, естественно, впечатляющая динамика цен на никель была обоснована, в том числе, и повышением его употребления для выпуска нержавейки. Но этот факт был только приправой к общему тренду роста цен на цветные металлы, поводом, который позволил трейдерам заработать на несколько более резвом увеличении котировок легирующего металла по сопоставлению, допустим, с медью. И напротив — нельзя сказать, что потребление нержавеющей стали сначала мая очень свалилось. Но цены на никель полетели вниз еще резвее, чем ранее стремились к новым высотам. А следом за ними просели и цены на нержавеющий прокат.

Причина паники у всех на устах — Греция. Ситуация вокруг экономных заморочек малеханькой, но гордой страны имеет несколько смысловых слоев. 1-ый, касающийся сначала самой Греции, — это неотвратимость деяния кислых и простых законов, которые и экономическими-то язык именовать не поворачивается (к примеру, всем популярная максима о том, что средства занимаешь чужие и на время, а отдаешь свои и навечно). 2-ой уровень трудности — остро обнажившаяся во время кризиса разношерстность Евросоюза, продвинутые страны которого во имя политического и экономического единства общества платят все более высшую стоимость, что не может не сказываться плохо на курсе европейской валюты. Но основная неувязка имеет глобальный уровень. Можно сколько угодно подтрунивать над греческой экономикой с ее раздутым потреблением и очень умеренными производственными показателями. Неудача в том, что по сути сегодняшнее состояние экономной дисциплины в ЕС и США почти во всем такое же. Это в скором времени может привести к дилеммам, схожими с греческими, но в еще огромных масштабах: над мировой экономикой все еще продолжает витать тень кризиса. В прошедшем году беса удалось задобрить масштабными экономными вливаниями, направленными на выкуп проблемных активов и стимулирование употребления. Но это привело к передислокации трудности, но не к ее кардинальному искоренению. Спасая корпоративный сектор за счет наращивания муниципального долга (в варианте Рф и Китая — пока за счет скопленных ранее резервов), страны — локомотивы мировой экономики закладывают мину медленного действия под свою финансовую систему. Естественно, все делается в надежде пройти по лезвию ножика — и экономику не погубить, и неподъемных долгов не набрать. И главным моментом здесь является способность правительств, действующих схожим образом, уверить инвесторов в собственной готовности провести управляемые ими страны меж Сциллой и Харибдой. Потому вопрос Греции — это не вопрос финансирования ее госдолга, маленького в глобальных масштабах. Это живое напоминание о том, что:

  • кризис по сути не завершился;
  • муниципальные и надгосударственные структуры, призванные управлять спасением экономики методом высококачественного управления госдолгом, очень нерасторопны.

Все это не только лишь «придавило» рынки. Начинают гласить о переломе «бычьего» тренда, сформированного год назад на волне начала масштабных антикризисных программ. Некие пессимисты предсказывают «медвежий» тренд на сырьевых рынках прямо до конца года. Как обоснованны подобные опаски, покажет время. Что касается наиблежайшей перспективы, то пока вправду трудно ждать возобновления роста на сырьевых рынках, в том числе на рынке никеля. К тому же реального недостатка этого металла пока не предвидится — незадействованными остаются порядка 20% производственных мощностей. Так что в случае необходимости выпуск можно будет прирастить достаточно стремительно.

Беря во внимание складывающийся на глобальных рынках уровень цен на никель (порядка 20-22 тыс. $/т), производители нержавейки в наиблежайшие месяц-полтора должны снизить цены на 300-400 $/т — до уровня начала весны. Вобщем, на украинский рынок подобные тенденции могут придти несколько позднее.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

plazmorez.com