Обзор рынка металлопродукции в ЕС

Обзор рынка металлопродукции в ЕС

Рынок металла ЕС, как и ранее, движется 2-мя колоннами — длинномерный прокат верно следует веяниям наружного рынка, в то время как сектор проката плоского подчиняется внутренней логике развития европейской металлоторговли. Укрепление евро относительно бакса только добавило заморочек металлургам ЕС. Это, вобщем, по воззрению издательства «Металлика», возможно окажется на руку украинским производителям арматуры, для которых длинномерный прокат из ЕС в ближайшее время стал довольно суровым соперником.

Сегодняшнее остывание глобальных рынков в особенности болезненно отозвалось на европейских производителях. К ранее существовавшим дилеммам низкого спроса и конкуренции с дешевеньким импортом добавилось резкое укрепление евро, что делает позиции металлургов Евросоюза вдвойне уязвимее и на внутреннем и, тем паче, на наружном рынке. На рис. 1 и рис. 2 приведены кривые ценовой динамики для арматуры и г/к проката, при всем этом европейские цены отображены как в евро, так и в баксах. Последний месяц котировки производителей в евро безпрерывно уменьшаются, но баксовые цены только малость отыграли вниз, что, непременно, не улучшает конкурентоспособность евро металла.

Обзор рынка металлопродукции в ЕС

Рис. 1. Сравнительная динамика цен на длинномерный прокат: производителей в Южной Европе и Украине, закупочных цен на Ближнем Востоке по данным издательства «Металлика»

Обзор рынка металлопродукции в ЕС

Рис. 2. Сравнительная динамика цен производителей на тонкий прокат: в Южной Европе, Украине, Китае по данным издательства «Металлика»

Стоит отметить, что ситуация в секторе длинномерного проката в ЕС значительно отличается от положения дел в секторе проката плоского. На другими словами значимые предпосылки. Строительство как ветвь, тесновато завязанная на банковское кредитование (а означает — в особенности чувствительная ко всяким денежным волнениям), не веселило показателями с самого начала кризисных явлений в мировой экономике. Но греческий кризис весной этого года (и последовавший за ним анализ свойства банковских активов по всей Европе, давший разноплановые результаты) прочно заморозил строительную ветвь ЕС. В особенности — в его южных регионах, которые являются более экономически проблемными и как назло выпускают существенное количество длинномерного проката, нужного ранее строительством. Образовавшиеся избытки арматуры вынудили производителей Южной Европы отчаянно демпинговать, сбрасывая их сначала лета на рынки Северной Африки и Близкого Востока. Сразу с этим они сокращали создание. В итоге европейский длинномерный прокат составил суровую конкурентнсть даже украинской арматуре, обычно самой дешевенькой. К концу лета, когда на мировом рынке наметились признаки оживления, а политика сокращения производства начала приносить свои плоды, цены на арматуру в ЕС также начали расти. Но, как надо из рис. 1, их баксовый эквивалент никогда не превосходил средневзвешенных цен на рынке Близкого Востока. Да, беря во внимание доставку, европейская арматура стоила там дороже украинской либо турецкой, но благодаря высочайшему качеству все таки воспользовалась спросом. В то же время обозначенный уровень цен позволял производителям Южной Европы ощущать себя полностью конкурентоспособными на более близком к ним рынке Северной Африки. В Северной Европе, более богатой и поболее удаленной от глобальных потоков металла, цены на арматуру были обычно на 30-40 $/т выше южноевропейских, вобщем, изменялись они синхронно.

Все это показывает на грустную для производителей длинномерного проката в ЕС зависимость от наружных рынков (что нехитро, если значительную долю произведенной продукции приходится на эти самые рынки отправлять). Конкретно обозначенная зависимость дает возможность наглядно проследить воздействие курса евро на политику цен металлургов. Укрепление валюты ЕС относительно бакса началось синхронно с ростом цен на металл — в июле. Вследствие этого цены на европейский металл в евро росли медлительнее, ежели их баксовый эквивалент, зависящий от глобальных тенденций. А в сентябре действия приняли совершенно уж грустный оборот — рост на глобальных рынках металла закончился, сменившись плавной рецессией, а бакс продолжал падать. В итоге цены в евро уже практически возвратились на уровень июльского минимума, в то время как баксовый их эквивалент продолжает оставаться очень высочайшим.

Несколько в другом ключе развивались действия на рынке плоского проката. Машиностроение, в отличие от строительства, указывает относительно хорошие темпы выхода из кризисных минимумов производства 2009 года. Это делает в ЕС спрос на листовой металл и содействует поддержанию больших цен на него. Также нужно учесть предпочтение, которое европейские машиностроители отдают европейским же производителям плоского проката — стандартно высочайшее качество и малые сроки поставок дают возможность задерживать цены на лист высочайшими, даже если весь мир катится в еще одну депрессию. Понижение расценок на наружном рынке вынуждает европейских металлургов в длительной перспективе корректировать свои цены на тонкий прокат, но неспособно обвалить цены, как в случае с прокатом длинномерным. Фактически, картина ценовой динамики, представленная на рис. 2, служит прелестной иллюстрацией вышесказанного. Снижение расценок на лист в ЕС началось только с середины лета, при всем этом, благодаря вышеупомянутым скачкам курса евро к баксу, баксовые цены на лист в ЕС и на данный момент не намного ниже ценовых максимумов, достигнутых к началу лета. При всем этом в Северной Европе цены еще выше и добиваются астрономических по сегодняшним реалиям 800 $/т.

Вышеуказанные различия в секторах плоского и длинномерного проката обуславливают и различное обоюдное воздействие, которые оказывают друг на друга металлурги ЕС и Украины. Так, если арматура из ЕС является одним из соперников украинской на рынке Близкого Востока и, в особенности, Северной Африки, то тонкий прокат, произведенный в европейских странах, вследствие высочайшей цены фактически не продается на наружном рынке. Напротив, хотя украинская сталь далековато не всегда пользуется спросом в ЕС из-за относительно низкого ее свойства, но присутствие на рынке металла из Украины является одним из числа тех причин, которые все таки вынуждают европейских металлургов как-то соотносить свои аппетиты с глобальными тенденциями. Вправду, разница меж европейскими 700-800 $/т листового проката и украинскими 620-630 $/т (с доставкой) достаточно существенна. И она, по прогнозам аналитиков, все таки вынудит в последнее время европейских производителей хотя бы обозначить тренд к снижению отпускных цен. Вобщем, металлурги уповают, что сегодняшнее затишье на рынке короткосрочное: по мере расходования припасов, изготовленных в августе-сентябре, спрос на тонкий прокат возобновится в прежнем объеме, что позволит не очень значительно снижать цены на него.

Как сегодняшние тенденции рынка ЕС отразятся на украинской металлоторговле? Воздействием в секторе плоского проката можно, пожалуй, пренебречь, по обозначенным выше причинам: на наружные рынки европейский лист не попадает, а поставки украинского проката в ЕС пока несравненны с присутствием наших металлургов на других рынках. А вот в секторе проката длинномерного европейское воздействие в ближайшее время довольно осязаемо. Отметим, что для украинских производителей сегодняшнее ослабление бакса по отношению к евро на руку, потому что завышает номинированные в американской валюте цены европейских производителей и, таким макаром, понижает их конкурентоспособность. Это расширяет способности украинских и турецких производителей арматуры в Средиземноморском регионе и странах Персидского залива. Этот факт может уберечь цены в регионе от повторения летнего сценария полного обвала. Это, в свою очередь, значит относительную стабильность расценок на длинномерную продукцию в Украине, потому что наружные цены пока только на 30-50 $/т меньше внутренних. Это уровень, при котором, в принципе, на внутреннем рынке могут сохраняться имеющиеся цены на арматуру.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

plazmorez.com