Внутренний рынок металла Украины – перемены нужны

Внутренний рынок металла Украины – перемены нужны

Львиная толика произведенного в Украине проката идет на экспорт. Невзирая на то, что в физическом выражении этот показатель в различные годы может колебаться, в процентном отношении он остается относительно размеренным — за предел отчаливает порядка 80 % продукции российских меткомбинатов. Судя по мировой практике, это не просто много, а нереально много. Даже в нашей «северной соседке» Рф пропорция «экспорт-внутреннее потребление» держится на уровне 50/50 — перекос в сторону экспорта делает всякую страну чрезвычайно зависимой от капризов и настроения наружных рынков. Последнее, кстати, не так давно снова обосновал мировой денежный кризис: в критериях, когда 4/5 произведенной продукции отчаливает за предел, выживание компаний фактически стопроцентно находится в зависимости от наружного спроса. Если его нет — 20 % внутреннего рынка ситуацию не выручают, потому что не способны серьезно поддержать создание.

В ближайшее время все почаще и от самых различных профессионалов можно услышать мировоззрение, что ситуацию, при которой большая часть нашего металла продается за рубежом, нужно кардинально поменять уже в самое последнее время. Приметно, что решение этого вопроса, как говорится, назрело. Чтоб получить очень достоверные данные о реальном состоянии и перспективах внутреннего рынка металла Украины, «Издательство «Металлика» обратилось в Главное управление индустрии и развития инфраструктуры Донецкой области. Заместитель начальника этого управления Виктор Владимирович Кисиль разлюбезно согласился ответить на несколько наших вопросов.

Корреспондент: Виктор Владимирович, если уж российские металлурги экспортируют 80 % произведенного проката, то почему акцент при всем этом делается на дешевом металле низкого передела?

Виктор Кисиль: Вправду, ситуация сложилось так, что на мировом рынке металлопродукции Украина размеренно занимает, в главном, нишу полуфабрикатов. Но дело здесь не только лишь в том, что продукция более высочайшего передела просит более высочайшего свойства (как по собственному хим составу, так и по прочностным чертам, точности размеров и т.д.). Большая неувязка состоит в том, что рынок уже поделен, симпатичные ниши заняты и конкурентность в их высока. Сейчас занять свое «место под солнцем» в этом секторе несусветно тяжело. Все же, с гос точки зрения переход к выпуску огромных объемов продукции высочайшего передела — правильное направление. Это понимают как правительство, так и собственники меткомбинатов. Решить же эту делему более отлично (с хоть какой точки зрения) можно за счет развития употребления металлопродукции на внутреннем рынке. Это наилучший выход для российскей металлургии.

Кор.: И, судя по всему, начинать разбираться с данной неувязкой придется уже в последнее время?

В.К.: Как животрепещуще на сегодня развитие внутреннего рынка металла, можно осознать из последующего примера: по оценкам профессионалов, из 600 миллионов тонн металлофонда Украины настоятельной подмены сейчас просит около 300 миллионов тонн (сюда входят потребности ЖКХ, строительства, транспорта и т.п.).

Очень многообещающим в этом плане для металлургов смотрится обновление парка грузовых жд вагонов. Условия по срокам их эксплуатации и техсостоянию достаточно жесткие. Но нынешние реалии таковы, что вагоны нередко не списывают, а продлевают им срок эксплуатации — согласитесь, что с учетом требований безопасности это не наилучший выход из положения. Вагонный парк страны изношен очень очень, назрела необходимость кардинально решать вопрос по его обновлению.

Также броско, что российская строительная ветвь употребляет сейчас только 3 % металлопродукции, производимой в стране, в то время как в других странах этот показатель добивается 48-50 %. Потенциально это очень вместительный рынок. Но для стимуляции строительства нужно провести суровую работу на муниципальном уровне: сначала, необходимо изменение нормативно-технической документации и подготовка соответственных кадров (начиная от конструктора и заканчивая, фактически, строителями).

Очередное направление — подмена либо реконструкция верхнего строения пути «Укрзалізниці». Только таковой подход позволит нам перейти на более высочайшие скорости, дозволяющие транспортировать грузовые и пассажирские поезда со скоростью до 200 км/час. Но для удачного выполнения этой задачки нужно техническое перевооружение прокатного производства. Если в Украине длина стандартного рельса 24 метра, то в мире для строительства стальных дорог сейчас употребляют рельсы длиной 150 и даже 180 метров. Это делает очень животрепещущей делему строительства новых рельсобалочных станов. Без их здесь не обойтись. Добавлю, что проект реконструкции верхнего строения пути принесет пользу не только лишь металлургической, а и многим другим отраслям. Ведь для стальных дорог нового эталона пригодятся новые подвижные составы и почти все другое — данную задачку можно решить только комплексно. Но даже если не считать реконструкцию ж/д путей, издавна стала нужной срочная подмена мостов и строительство путепроводов.

Кор.: Наверняка, в дело роста внутреннего рынка проката и Евро-2012 занесет свою лепту?

В.К.: К Евро-2012 пока остается незакрытым вопрос обновления и строительства аэропортов и дорог. Если строить дороги по современным правилам, то там подразумевается внедрение значимого количества арматуры (металл для разделительной полосы, обочин и т.д.). Взлетно-посадочные полосы аэропортов также являются металлоемким сектором. Но хотя обновление инфраструктуры к Евро-2012 и животрепещуще, сейчас к этому вопросу стоит подходить глобальнее: Украине, как транзитной державе, для воплощения транспортной связи Европы с Россией, Средней Азией и Кавказом, требуются современные серьезные дороги. А их еще предстоит реконструировать и строить.

Кор.: Чтоб программка по стимуляции внутреннего рынка металла Украины была действенной, при ее разработке нужно, наверняка, учитывать довольно много дополнительных причин?

В.К.: Развитие многих отраслей тесновато взаимосвязано, и это приходится учесть, когда хочешь получить верно определенный итог. Например, если провоцировать строительство — это определит повышение употребления арматуры, сортового, конструкционного проката и т. п. металлопродукции, которую можно выпускать, по большей части, на уже существующем оборудовании. Требования к длинномерному прокату не настолько высочайшие. А вот если будет принято решение по развитию авто машиностроения — украинскому производителю совершенно точно будет смысл взяться за реконструкцию листовых станов, сначала — прохладной прокатки. В свою очередь, развитие судостроительной отрасли (это строительство военных кораблей, сухогрузов, танкеров и т.д.) безизбежно создаст завышенный спрос на судосталь. Судосталь — это продукция достаточно высочайшей степени переработки, которая должна быть подходящим образом термообработана, с точным соответствием геометрических размеров, прочностных черт и т.д. Это сходу дает стимул для развития и модернизации тех прокатных станов, которые создают схожую продукцию. На данный момент в Донецкой области разработана концепция развития российскей металлургии, которая предугадывает решение всех этих заморочек.

Кор.: Какими современными прокатными станами сейчас уже располагают металлурги Донецкой области?

В.К.: В Донецкой области из 25 прокатных станов, которые на сегодня работают на металлургических предприятиях, к современному оборудованию можно условно отнести только три. Это стан «3000» на ММК им. Ильича, станы «150» и «390» на Макеевском металлургическом заводе. При этом стан «390», который поменял собой ряд издавна устаревших станов, был пущен не так давно, практически в прошедшем году. А все другое (не считая вышесказанное) — это прокатные станы, самые новые из которых были построены в 1965 году. А ведь прошло, сами осознаете, уже 45 лет. Все это просит реконструкции, модернизации, и сначала — в части оснащения станов современными системами автоматического управления технологическим процессом, использования новейших достижений систем регулирования точности размера и свойства продукции.

Основная задачка металлургов на сей день — это своевременное окончание работ по техническому перевооружению с тем, чтоб понизить издержки на создание и уменьшить таким методом себестоимость металлопродукции, т.е. обеспечить конкурентоспособность собственного проката. Это то, что необходимо непременно сделать, — и оно делается, но не так стремительно, как хотелось бы.

Кор.: Виктор Владимирович, а с Вашей точки зрения — что могло бы ускорить процесс модернизации российскей металлургии?

В.К.: Есть как конкретные, так и личные причины, препятствующие развитию внутреннего рынка Украины. Неувязка в чем? На данный момент фактически все предприятия горно-металлургического комплекса приватизированы, т.е. у их есть собственники, которые в силу собственных способностей каким-то образом и производят техническое перевооружение. Понятно, что им может не хватать средств. Реализация нужных мероприятий, направленных на увеличение конкурентоспособности продукции (а это, сначала, программка техперевооружения — непрерывное литье заготовок, вдувание пылеугольного горючего в доменные печи, переход на более прогрессивные методы выплавки стали) просит огромных денежных вложений и значимого периода времени. Это можно осознать. Потому тут, по нашему воззрению, целенаправлено было бы со стороны правительственных органов принять какие-то определенные шаги, которые стимулировали бы либо ускорили процесс техперевооружения. Что это может быть? В свое время, когда был принят закон об экономическом опыте на предприятиях горно-металлургического комплекса, это позволило отрасли в 90-х годах приобрести «второе дыхание» и она заработала, заняв свое лидирующее место в хозяйственном комплексе всей страны. На данный момент это может быть создание каких-либо критерий льготного кредитования, освобождение от уплаты пошлин при ввозе оборудования, которое создано для модернизации.

Также в связи с этим вопросом отмечу, что у нас в стране еще остался хоть и не таковой, как ранее, но все-же большой научный потенциал. К огорчению, на сегодня он фактически не употребляется. Наверняка, стоит вспомнить отлично знакомое, но уже подзабытое старенькое — в свое время, при СССР, на каждом предприятии был «Единый фонд развития науки и техники». Этот фонд формировался из части прибыли, не облагающейся налогом и направляющейся мотивированным предназначением на проведение научно-исследовательских работ. К этому, наверняка, стоит возвратиться. Если сделать схожий фонд, это провоцирует ускорение технического перевооружения металлургических компаний. Мы считаем, что это сделать нужно.

Игорь Усатый

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

plazmorez.com